Мария Алёшина (Татьяна Гагарина)

О вкусах спорят

От типового проекта к индивидуальному

В прошлом номере мы рассказывали, где и как можно приобрести проект загородного дома. Часто, увидев в каталоге рекламный проспект проекта, заказчик обращается к автору с просьбой "сделать ему точно такой же, только с небольшими изменениями". Однако результат переработки имеет мало общего с прототипом. Другими словами, "картинка" из каталога становится лишь основой для создания индивидуального проекта.

В этой статье нам хотелось бы привести мнения двух архитекторов — Дмитрия Радыгина и Владимира Бычкова, которые рассказали нам об этапах создания проектов новых загородных домов на основе уже реализованных. Подобные проекты принято считать типовыми, хотя на самом деле их лучше называть проектами повторного применения, так как они изначально проектировались для конкретного заказчика.

Идеальный заказчик: миф или реальность?

На первый взгляд, ответ на вопрос, каким должен быть идеальный заказчик, очевиден. Это клиент, предоставляющий архитектору карт-бланш и полагающийся на его эстетический вкус.

Однако такая свобода ставит архитектора в тупик: с одной стороны, можно создать дом, который хотелось бы иметь самому, а с другой — сознание не покидает мысль, что на самом деле работа ведется для другого человека, и неизвестно, будет ли ему комфортно жить в таком доме. Функциональное построение и художественное решение должны соответствовать образу жизни обитателей здания. Вот почему на начальном этапе работы архитектору нужно как можно больше узнать о заказчике. Иногда последнему трудно сформулировать свои пожелания, поэтому в длительных беседах, в процессе обсуждения эскизов и макетов архитектор старается выяснить, что клиент хочет получить в итоге. Самыми сложными заказчиками являются очень осторожные и нерешительные люди, которые к тому же не знают, какой дом им нужен. Впрочем, общение даже с такими клиентами бывает весьма плодотворным.

Долгое время архитектурные предпочтения застройщиков формировались под влиянием иллюстраций из американских и канадских каталогов. Но в ходе дальнейшей работы над проектом "канадский" дом приобретал характерные черты русской усадьбы. Отрадно отметить, что в последние годы заказчики изменились. Теперь в архитектурные мастерские все чаще обращаются весьма подготовленные люди, прежде чем заказать проект, они приобретают и изучают множество архитектурных изданий.

В этом случае не приходится убеждать клиентов в необходимости принятия того или иного стилевого, технологического или конструктивного решения. Архитектору несложно объяснить суть своего замысла, заказчик же становится участником процесса проектирования.

Что обычно происходит с проектом-прототипом?

В процессе проектирования изменения подчас приводят к полной неузнаваемости проекта, послужившего прототипом. Как правило, облик выбранного дома сохраняется. Зачастую клиент просит изменить фасады, при этом планировка дома его полностью устраивает. Однако следует заметить, что переработка фасадов не должна выходить за определенные рамки.

Если заказчик удовлетворен внешним видом здания, но просит переделать планировку так, чтобы изменились структура дома, состав помещений и их расположение, то сохранить облик фасадов весьма проблематично. Необходимо подчеркнуть, что в основу проекта закладываются незыблемые композиционные принципы. Архитектурное проектирование ведется в трех плоскостях. Работая над планом будущей постройки, архитектор представляет весь объем в целом, силуэт и абрис дома. Почти всегда одновременно с этим создаются эскизы фасадов. Внешние элементы здания должны полностью соответствовать его внутренней планировке.

Случаи из практики

Для иллюстрации вышесказанного приведем несколько примеров.

Сначала речь пойдет о проекте Дмитрия Радыгина, который много раз перерабатывался архитектурным бюро. Менялись стили фасадов, увеличивались общие размеры здания, добавлялись новые помещения и этажи, но основная структура дома практически во всех последующих переработках была сохранена. Итак, несколько лет назад для одной молодой дамы был спроектирован дом в стиле русского барокко конца XVII — начала XVIII веков, с оригинальной планировкой. Передняя и задняя части здания смещены на пол-этажа относительно друг друга.

Рис. 1аРис. 1бРис. 1вРис. 1гРис. 1е

Рис. 1д Такое объемно-планировочное решение придало зданию особый колорит, причем общая площадь дома использовалась очень рационально (рис. 1а). После публикации рекламного проспекта этого проекта появились новые заказчики. Первый выразил желание изменить фасады и пристроить мансардный этаж, чтобы сделать там бильярдную и кабинет. В результате дом приобрел облик русской усадьбы в стиле ампир. Уклон крыши увеличили, за счет чего стало возможным устройство мансарды (рис. 1б); на втором этаже оборудовали музыкальный салон. По просьбе второго заказчика проект был лишь немного упрощен. Купольное покрытие эркера на главном фасаде заменили коническим, дом лишился пристроенного гаража (рис. 1в). Для третьего клиента здание пришлось значительно увеличить, почти все помещения расширили. Фасады были выполнены в стиле русской классики (рис. 1г). Четвертый заказчик пожелал еще больше увеличить размеры дома. Эркер на главном фасаде сменила помпезная башня, на верхнем этаже которой разместилась круглая эстрада — продолжение музыкального салона. Здание стало напоминать постройки имперской Германии, чему способствовало и оформление в серых тонах (рис. 1д). Изменения проекта, произведенные для пятого заказчика, преобразили дом в настоящую классическую русскую усадьбу. На заднем фасаде запроектировали веранду с колоннадой; одноэтажная галерея соединяет дом с пристройкой, предназначенной для бассейна (рис. 1е).


Дмитрий Радыгин:

Композиционная основа дома — это начало всего. Фасады могут меняться только в допустимых для данной структуры пределах. То есть, если дом имеет современные очертания и внутреннюю композицию, было бы грубой ошибкой переделать фасады под неоклассицизм, необарокко или готику. Разумеется, сделать можно все, но результат получится плачевным.

Показательный пример — дом в стиле постмодерна с элементами конструктивизма 1920-х годов. Заказчиком был выходец из Юго-Восточной Азии, буддист по вероисповеданию. Изучая каталог, он обратил внимание на этот дом потому, что счел его по-буддистски правильным (рис. 2а). Однако кое-что заказчик попросил переделать: вход в здание следовало расположить в соответствии с гороскопом хозяина, а спальню переориентировать так, чтобы кровать изголовьем была обращена к стороне света, предписанной гороскопом хозяйки.

Рис. 2а Рис. 2б

В итоге один из боковых фасадов, не имеющий в первоначальном проекте каких- либо особенностей, стал главным. Новое расположение парадного входа повлекло за собой некоторое изменение планировочного решения. Кроме того, чтобы внести требуемые изменения в проект спальни, автору пришлось перепланировать санузлы. Остается добавить, что бассейн перенесли в отдельно стоящее здание бани, а его место занял домашний кинотеатр. Стиль дома остался прежним, однако изменения обогатили и интерьер, и пластику фасадов (рис. 2б).


Владимир Бычков:

Практически каждый типовой проект нуждается в переработке, объем которой зависит как от объективных условий — рельефа и геологии участка, расположения будущего дома относительно сторон света, так и от субъективных, например, эстетических предпочтений заказчика, его взглядов на функциональную организацию дома. Конечно, внесение изменений можно поручить строителям, однако в этом случае заказчик рискует быть вовлеченным в бесконечные дебаты о расходовании строительных материалов, объемах работ, неоправданных тратах и т.п. Без проекта, подсчетов, конкретных документов со строителями работать нельзя. Изменения типового проекта в процессе строительства нередко приводят к дополнительным издержкам и переносу установленных сроков.

Рис. 3а

Рис. 3б Рис. 3в Еще один дом первоначально был задуман в стиле средиземноморской архитектуры XVIII — XIX веков, с элементами итальянского барокко (рис. За). Следующему заказчику очень понравилась планировка, однако он настаивал на фасадах в стиле модерн. Автор долго и терпеливо объяснял ему, что здание по композиции не подходит для модерна. Будучи барочным, этот дом симметричен, тогда как стиль модерн предполагает свободную композицию, то есть отсутствие симметрии. Переубедить заказчика не удалось, фасады пришлось переработать, но из-за симметричности композиции общий стиль здания можно охарактеризовать как псевдомодерн (рис. 3б). Через некоторое время у этого варианта появился еще один почитатель. Правда, для нового заказчика псевдомодерн был преобразован в псевдопостмодерн 1990-х годов (рис. Зв).

Рис. 4а Рис. 4б

Некоторые клиенты желают сохранить стиль фасадов, но просят значительно изменить планировку. До известной степени это возможно, что наглядно демонстрирует следующий пример (рис. 4а). Объемно- планировочное решение дома было разработано с учетом весьма специфических требований заказчика и поэтому не соответствовало семейно-бытовым условиям следующих клиентов. После переработки фасады практически не изменились, сохранив мотивы русского модерна начала XX века. При этом дом приобрел четкую и рациональную планировку (рис. 4б).

Как бы ни изменялись прототипы, главное, чтобы у клиента не возникало сомнений, что, выбирая в каталоге повторно применяемый проект, он лишь определяет первооснову своего будущего дома.

Вспомним, как все начиналось...

Чтобы читатели лучше представляли себе процесс трансформации типового проекта, мы попросили директора ПСК "Пробизнесстрой" архитектора Владимира Бычкова рассказать об одном из своих объектов.

Заказчик проекта сначала обратился за консультацией. Выбрав в каталоге рекламный проспект проекта (рис. 5а), разработанного архитекторами В.С.Аникиным и И.В.Рутман, он решил перед покупкой комплекта рабочих чертежей выяснить, можно ли внести изменения. Клиент понимал, что адаптация типового проекта к условиям участка, а также к функциональным и эстетическим требованиям застройщика — дело весьма серьезное и влечет за собой последствия, которые необходимо предусмотреть заранее.

Рис. 5а

Рис. 5б Во время встречи с Владимиром Бычковым выяснилось, что заказчик заочно знаком с его деятельностью. Несколько лет назад архитектор спроектировал и руководил строительством жилого дома в том же населенном пункте, где располагался участок клиента. Результат этой работы послужил хорошей рекомендацией для начала сотрудничества.

При обсуждении будущего дома, осмотре участка клиент и проектировщики пришли к выводу, что покупать типовой проект нецелесообразно, поскольку потребовалась бы практически полная переработка рабочей документации. В итоге было принято решение разработать индивидуальный проект, используя в качестве основы планировку типового проекта.

Почему заказчик выбрал именно этот типовой проект?

Будущему домовладельцу понравилось расположение помещений и их функциональные связи. Так, из пристроенного гаража на две машины можно попасть в прихожую. На первом этаже размещена изолированная комната для гостей с прилегающим к ней санузлом, кухня расположена у входа в дом. Клиента устраивало и то, что в гостиной был предусмотрен камин. На втором этаже разместились спальня хозяев и смежная с ней ванная комната. При детской спальне спроектирован отдельный санузел. В мансарде над гаражом есть помещение универсального назначения (кабинет или детская игровая комната). Подсобные помещения — топочная, прачечная, кладовая — находятся в цокольном этаже. Там же расположены сауна с ванной-купелью и тренажерный зал. Лестница при входе размещена таким образом, чтобы полезная площадь использовалась рационально. Немаловажно и то, что дом имеет оптимальную для застройщика среднего достатка площадь — около 400 м2.

Что требовалось изменить в проекте?

Прежде всего владелец пожелал изменить внешний облик дома. Строгие фасады, разработанные в типовом проекте, не соответствовали его эстетическим предпочтениям. Клиент попросил архитектора "оживить" здание, сделать его более нарядным и выразительным. Затем в процессе обсуждения будущей постройки с заказчиком и членами его семьи выяснилось, что планировку тоже придется менять. Хозяйка дома хотела отделить столовую от кухни, глава семьи считал неудачным месторасположение камина, который разделял столовую и гостиную. Домовладельцам было непонятно предназначение холла на втором этаже, к тому же спален для этой семьи было недостаточно. Заказчик решил устроить собственный кабинет, расположенный на самом высоком уровне и имеющий выход на смотровую площадку. Кроме того, требовалось предусмотреть помещение для обслуживающего персонала.

Между тем, застройщик столкнулся с проблемами, касающимися системы жизнеобеспечения дома: местная электросеть не гарантировала бесперебойное электроснабжение, поэтому необходимо было установить автономную электростанцию.

Окончательный вариант

В результате обсуждения эркер, расположенный на боковом фасаде, перенесли и переделали в двухэтажную башню с мансардой, на первом этаже которой теперь размещается большая кухня. В просторной гостиной предусмотрели место для обеденного стола, в углу разместили камин. На первом этаже появилась дополнительная гардеробная, предназначенная для хранения верхней одежды. На второй этаж ведет лестница с так называемыми забежными ступенями; здесь находятся три примерно одинаковые по площади спальни, игровая комната, две ванные комнаты и небольшой холл (рис. 5б).


Владимир Бычков:

— Типовой проект, который на самом деле является повторно применяемым, имеет определенные художественные и функциональные особенности. Поэтому по одним критериям он может подходить заказчику, а по другим — нет, следовательно, требуется переработка. Стоимость подобной работы составляет в среднем 30—40% от цены индивидуального проекта. Однако нередко типовой проект становится лишь отправной точкой для дальнейшего проектирования. В этих случаях при определении стоимости проектных работ учитывается, что изначально использовался прототип.

Дополнительно был спроектирован мансардный этаж с просторной бильярдной, кладовой, санузлом с душевой. В мансарде башни устроен кабинет хозяина, из окон которого, с одной стороны, открывается вид на р. Пахру, а с другой — на близлежащие лес и деревню. Благодаря мансардному этажу дом не только приобрел дополнительное жилое пространство, он стал "экономичнее", поскольку снизилась стоимость квадратного метра общей площади.

В типовом проекте гараж находился между цокольным и первым этажами, однако в процессе работы выяснилось, что в этом случае гараж расположится на самой верхней точке холма, так как участок имеет крутой наклон в двух направлениях. Вот почему пришлось переместить гараж на уровень первого этажа. Планировка цокольного этажа тоже претерпела изменения: к первоначальному перечню помещений добавилась квартира для обслуживающего персонала, специальное место было отведено для автономной электростанции. Помещения цокольного этажа устроили и под гаражом.

Изменение внутренней организации дома отразилось на его внешнем облике. На главном фасаде появилась выразительная входная группа — оригинальное крыльцо, перекрытое балконной плитой, с противоположной стороны сделали дополнительный выход в сад. Доминантой здания стала восьмигранная башня. Заказчику предложили несколько вариантов оформления дома, выполненных в различных манерах, причем каждый имел два-три цветовых решения. Клиент остановил выбор на фасадах в романтическом стиле, с элементами декора, популярными в конце XIX века. Декоративные средства в стиле модерн — различные по форме и размерам окна, сильный вынос кровли, ажурные кованые решетки — придают зданию выразительность. Особо следует отметить архитектурное решение входа: наружная лестница частично внесена в здание благодаря тому, что холл расположен на несколько ступеней ниже уровня первого этажа. (Подобный прием характерен для некоторых московских особняков, построенных в стиле модерн.) Это позволяет отказаться от большой лестницы при входе и, следовательно, избежать неуместной здесь помпезности, в то же время придав главному фасаду камерность.


Дмитрий Радыгин:

— Заказчик заинтересован в том, чтобы дизайнер не изменял в корне архитектурную композицию дома, а развивал и обогащал ее. Дома, которые были задуманы в стиле барокко или модерн, а оформлены под хай-тек, смотрятся как минимум неестественно. Такого рода дизайнерские решения сродни анекдотической безудержности дореволюционного российского купечества.

Остается добавить, что дом оформлен в теплых пастельных тонах. Стены облицованы желтым кирпичом и украшены оштукатуренными деталями белого цвета.

Вместо послесловия

Итак, проектирование дома завершено, рабочая документация передана заказчику. Впереди сложный этап строительства. Важно, чтобы возведенный дом стал таким, каким его задумал автор, а индивидуальный архитектурный облик не был утрачен из-за непродуманных и несогласованных изменений. Прежде всего необходимо организовать авторский надзор за работой строителей. Если строительство ведется без наблюдения автора, то даже незначительные изменения фасадов, не соответствующие общему стилю здания, создадут впечатление "самостроя".

Неприятности могут поджидать заказчика и на этапе оформления интерьеров. Приглашая дизайнера "со стороны", а не поручая эту работу автору проекта, домовладельцу следует помнить, что интерьер здания должен быть подчинен его пространственному решению, а не наоборот. Кроме того, внутреннее убранство призвано соответствовать общему стилю дома.

Особо осторожно нужно относиться к дизайнерским идеям, которые могут привести к аварийным ситуациям. Речь идет о создании огромных проемов в несущих стенах, изменении системы перекрытия здания, смещении отдельных опорных элементов и т.д.

Авторы проектов глубоко заинтересованы в истинном воплощении своих замыслов, поэтому зачастую готовы бесплатно консультировать заказчиков и их представителей, приезжающих к ним в мастерскую. Выезд архитектора на место строительства стоит $50—100. Между тем, экономия на авторском надзоре подчас оборачивается потерей нескольких тысяч долларов из-за переделок, необходимость которых может возникнуть в процессе строительства или сразу же после его завершения.

Редакция благодарит архитекторов Дмитрия Радыгина и Владимира Бычкова за помощь в подготовке статьи и предоставленные материалы.